Previous Entry Share Next Entry
Бразильский Манаус.
george_kalmykov



Дорога до города Манауса в целом очень приличная. Исключение составляет обширная резервация индейцев. В индейских краях, много ям, которые не всегда, засыпаны оранжевой глиной.



Мы пересекали по мостам множество рек и видели много предупреждающих щитов о том, что не нужно фотографировать индейцев, ловить рыбу и животных, а также просто выходить из машины. Видать индейцы этого не любят.
К вечеру мы прибыли в Манаус, и покатавшись, под негодующее ворчание девочек, по портовому кварталу «красных фонарей» в поисках ночлега, выехали на главную улицу. Найти приличный отель не составило труда, и мы заселились в отель Анна Кассия, недалеко от реки.
Вокруг отеля на набережных бурлила ночная жизнь. Люди сидели за столиками и просто на асфальте пили пиво и кофе, играла музыка, подвыпившие горожане танцевали зажигательные танцы вроде ламбады. Мы с профессором Филипповым, посланные на добычу еды на ужин, с удовольствием ждали приготовления сэндвичей и наблюдали за жизнью ночного Манауса. Исключительно чтоб проникнуться атмосферой этого тёплого вечера профессор Филиппов выпил несколько бутылок пива и взял парочку с собой в отель. Видимо в этом был смысл, потому что женщины подпирающие дома стали нам подмигивать, а одна проходящая мимо афро – бразилианка с лицом загорелой летучей мыши, зачем то погладила профессора Филиппова по заднему карману брюк. Не заводя никаких романтических знакомств с пакетами, бутылями и шампурами в руках мы прорвались в отель.



В том же отеле было решено дело с отплытием на следующий день по Рио Негру и Амазонке, до ближайших амазонских лесов.
С рассветом мы выдвинулись изучать исторический центр Манауса, так как до отплытия по реке у нас ещё было пара часов. Мусор, объедки и прочие атрибуты скотства прошедшего дня были тщательно убраны ночью. Чистенькие новые автобусы мчали людей на работу.



Трамвай хоть и стоит на запасном пути, но тоже выглядит очень нарядно.
Пахло кофе и хлебом. Обилие зданий эпохи модерн, чистота и дизайн парков и зданий были для такой глуши удивительны. Во всём чувствовалось влияние европейской культуры.







Глядя на роскошное здание оперного театра можно было подумать, что мы в Испании или Португалии, а не на берегу Рио Негру недалеко от экватора и только воробьи, яростно совокупляющиеся в разных позах, напоминали, что мы в Бразилии.






Вернувшись в отель, мы поднялись на смотровую площадку на крыше. Сверху открывался чудесный вид на грандиозную реку Рио Негру. В порту начиналось утреннее снование плавсредств разных размеров.



Пешком мы добрались до высокой набережной и спустились на берег. Там стояли в ряд разные пароходы. С каютами и без, рассчитанные на многодневные туры по Амазонке.



Возле моторной лодки нас встретил гид - Хорхе, говорящий по-английски и вооружённый, зачем то гигантским штык ножом.



Первым пунктом нашей программы было посетить слияние рек Рио Негру и Солемоес. Воды этих двух грандиозных рек не смешиваясь, несут свои воды около 20 км. Зрелище удивительное. Воды Рио Негро заметно теплее и коричневого цвета, а воды Рио Солимоес – мутные известкового цвета и значительно холоднее.

Это и есть место, где рождается Амазонка, которая через 700 км выносит свои воды в Атлантический океан. Говорят, что вода в 30 км от берега там пресная на вкус.
Продвинувшись вниз по течению километров на 20 мы причалили к острову на реке. Приливно - отливная зона в этом месте превышает 150 м и от причала до берега проложены мостки. Во время зимнего разлива вода разливается на несколько километров, и уровень воды повышается до 15 метров.



Это хорошо заметно по стволам деревьев, домам на сваях и обычаям местных жителей, большинство которых строит свои дома на плотах.






У входа в деревню нас встречают местные жители, которых гид, почему то попросил не называть индейцами. А на вопрос, кто они тогда? Уклончиво ответил «Люди, живущие на реке».



Так вот эти не индейцы тащат разных животных на показ. Анаконды и крокодилы имели совсем замученный вид, а вот ручной трёхпалый ленивец держался молодцом.



Земля в деревне была усыпана манго, и пока профессура восхищались видовым многообразием насекомых, девочки набивали манго в пакеты.



Несколько часов мы кружили по экваториальному лесу, который разительно отличался от горных тропических лесов Венесуэлы.



В кронах высоких деревьев, действительно было много-много диких обезьян. На почтенном расстоянии ясно было, что это цепкохвостые обезьяны, которые, как и положено беличьим саймири большую часть жизни проводят в кронах высоких деревьев.
Размеры деревьев не могли оставить нас равнодушными. Огромные корни и необъятные стволы, уходящие в небо, впечатляли.



Чрезвычайно гордый собой Хорхе привёл нас в болото, где плавали листья гигантской кувшинки Виктории.




Бродя по лесу, мы несколько раз выходили к речным протокам, где сновало множество различных лодок.
Моторы лодок напоминали газонокосилки и, похоже, из них же и были изготовлены.
В рассеянных по причалам сувенирных лавках было множество сувениров.



Во многих поделках использовались кости и чешуя амазонских рыб. Многое тут связано с рыбалкой и с гигантской рыбой пироруку.



Это что-то вроде наших сомов. В плавучем ресторане, о пироруку тоже не забывали.



На прибрежных деревьях было множество птиц.



До наступления сумерек мы кружили на лодке по лесным протокам, заходили в различные деревни и уже были не прочь вернуться в Манаус, но неумолимый Хорхе утверждал, что в темноте мы будем ловить крокодилов на илистых берегах речных проток.







?

Log in

No account? Create an account